Хэллоувин, пиво и немощные братья. Как жить?

31 октября – это праздник для всех протестантов, день Реформации. Но в этот день многие люди веселятся и по другому поводу.

Большинство христиан, как и в Украине, так и в США, где ярко его отмечают, в духе традиций, относятся отрицательно к празднованию Halloween’а. Приходилось наблюдать грустную картину, как родителям нужно было оправдываться перед преподавателями и учениками учебных заведений за то, что их ребенок не оденется в спец. костюм в этот день. И я полностью на стороне верующих родителей и их детей. Но эта статья будет посвящена не празднику и не тому, как нам уживаться с внешними, а об использовании свободы в серых зонах (адиафора, адиафорус) и об отношениях с немощными братьями и сестрами.

Для того, чтобы больше понять этот болезненный вопрос, я обратила внимание на то, как он рассмотрен в 1 Коринфянам 8, 1 Коринфянам 10 и Римлянам 14. Также доводилось читать комментарии на эти места таких учителей, как: Джон Макартур, Жан Кальвин, Роберт Спраул и др.  Конечно, есть иные места Нового Завета, о законничестве и посягательстве на совесть, но там не тот контекст, о котором хочу поговорить.

Алкоголь, телевизор, женские брюки, контрацепция, татуировки, косметика, табак… Такие разные, но одинаково вызывающие спор вопросы во многих поколениях.  Причина, по которой каждой стороне приходится писать много убеждающих статей, кричать и топать ногами, в том, что они напрямую не запрещены и Библия дает свободу совести, которая может применяться только с мудростью и любовью.

Знание надмевает, а любовь назидает. Комментаторы одинаково подчеркивают, что просто знаний о том, что идол – это ничто, ещё ничего не значат. Знания могут ранить и быть неуместными, когда речь идет о слабых христианах. Знания без любви могут быть интеллектуализмом, который может принести больше вреда, чем пользы.

«Ради единоверцев мы должны поступать по-другому, чем мы сами считаем нужным, но даже ради них мы не должны изменять свои мысли, совершать насилие над своей совестью. Законничество немощного брата не должно доводить и нас самих до законичества, оно должно только побуждать нас к великодушию. Джон Макартур. Комментарий на 1 Коринфянам 10»

Есть существенная проблема у многих реформатов, особенно молодых. Я знаю христиан разных конфессий, которые не имеют проблем с алкоголем. То есть, они не являются зависимыми и могут употреблять пиво или вино. Но даже эти христиане не хотят ничего иметь общего с реформатами и пресвитерианами, увидев, как на межконфессиональной конференции, где собрались сотни разных людей, они напоказ пользовались своей свободой, демонстративно распивая спиртные напитки и покуривая табак. Поначалу, мне реформаты открыли глаза на многие неочевидные для евангеликов вопросы. И я согласна с их знанием, что проблема алкоголя в Библии не запрещает алкоголь как таковой. Но со временем, меня стала утомлять неназидательная показуха. За которой, возможно, может быть ничего, чтобы указывало на новое сердце, а только желание утереть нос другим евангельским конфессиям.

Алкоголь на постсоветском пространстве имеет негативное восприятие даже у неверующих. Он погубил многие жизни, разбил немало семей. Те спиртные напитки, которые употребляют зависимые люди, очень часто отличаются от напитков, которые употребляют в Германии, Чехии, Израиле и т.д. Правда, в этом вопросе есть и другая сторона. Как-то в нашей общине обсуждалась эта тема, где люди считали внешним признаком верующего – его отказ от принятия спиртных напитков. Кто-то раскаивался, что пока не может полностью отказаться от него в своих дружеских компаниях. На собрании были два человека, один из которых представитель кавказской национальности, а второй  – из романских народов. Они оба родились в тех странах и семьях, где вино в доме, даже у христиан – это традиция. Один из них, не выдержав резких суждений, поднялся и сказал, что далеко не всё так однозначно ни с точки зрения Библии, ни с точки зрения опыта. Поэтому от себя скажу, что часто наше знание требует тщательной проверки.

Принятие без спора. В общении с немощным важно не раздувать спор о том, что он сейчас не прав. Очень важно для меня было увидеть из Писания, кто есть этот немощный человек. Апостол Павел говорит о конкретных людях, то есть – немощных и, скорее всего, новообращенных. Он также говорит о конкретных случаях. В той ситуации – это были те люди, чья совесть осуждала вкушение идоложертвенного мяса. Почему это важно увидеть? Потому что немощность не рассматривается, как прихоть или каприз, о чем будет ещё сказано дальше. Она немощна, потому что демонстрация чужой свободы толкала неосведомленного совершать тот поступок, который осуждала его совесть отождествляя с грехом идолопоклонства. А всё, что не по вере – грех (Римлянам 14:23). Поэтому, вместо разведения дебатов о том, можно это или нельзя, во многих случаях будет уместно уступить и промолчать. Но здесь есть также другие нюансы, которые я вижу из Слова и комментариев.

«
Свобода во Христе – это привилегия, отказываться от которой следует только в тех случаях, когда существует конкретная возможность оскорбить другого человека. Джон Макартур. Комментарий на 1 Коринфянам 10»

Ситуативный отказ. Павел говорит, что вовек бы не ел мяса только ради того, чтобы приобрести брата и не дать ему погибнуть. Однако Кальвин комментирует эти слова, как преувеличение т.е. гиперболизацая, чтобы ещё ярче объяснить – мы должны быть радикальны в поступках для приобретения других. Макартур и Кальвин пишут, что отказ от свободы существует только в конкретных ситуациях и случаях. Если это было не так, скорее мы бы читали, что свобода – это хорошо, но нам стоит отказаться от неё навсегда из-за гипотетических соблазнений кого-либо. Но нигде текст об этом не говорит, а упоминает совершение чего-либо «на соблазн». Вот как грубо, но проникновенно выражается Кальвин об искажении:

«Глупы те, кто вообще не позволяет христианам использовать какие-либо безразличные вещи, чтобы они тем самым не соблазнили суеверных. Павел, – говорят они, – запрещает здесь все, из чего рождается соблазн. Но поедание мяса по пятницам не лишено соблазна. Значит, от него следует воздерживаться не только когда присутствуют сами немощные, но и во всех без исключения случаях. Ибо немощные вполне могут об этом узнать. Не говорю о том, что такие толкователи превратно толкуют глагол «соблазнять» Но они бредят хотя бы потому, что не понимают: Павел обрушивается здесь на тех, кто несвоевременно пользуется своим знанием перед немощными, пренебрегая их научением. Значит, если употреблению предшествует научение, больше не будет повода для упреков. Кроме того, Павел не велит нам гадать о том, послужат ли наши поступки соблазном для братьев, – разве что тогда, когда существует непосредственная опасность.
Комментарий на
1 Коринфянам 8»

Как и религиозные, так и безбожные софисты часто представляют Бога и Его Закон через какие-то надуманные человеческим умом предания. Такие невзвешенные мудрствования ожесточают сердца невежд и унижают простодушных. Крайности, которые несет в себе легализм – грустная затея. Мне приходилось слушать, как проповедник задавал сложные «задачки», которые бы побудили прихожан навсегда избавиться от того, от чего Бог не требовал от них. Заглядывать в замочную скважину, когда христианин не имеет права иметь чего-то в своем холодильнике или делать в брачном ложе того, что кого-то искушает на грех – это глупость, как выразился Кальвин.

«…когда мы так поступаем, ограничивая свою свободу ради немощного брата, нам следует также стараться помочь ему расти в понимании его собственной христианской свободы. Другими словами, нам следует помогать укреплять его совесть, чтобы и он смог придти к полной свободе во Христе, чтобы и он смог наслаждаться всеми ее благами, не ограничивая себя в привилегиях, принадлежащих ему по праву. Джон Макартур. Комментарий на 1 Коринфянам 10»

Помочь разобраться. Второй важный нюанс, который отмечает Джон Макартур – это помощь в данном вопросе. То, что мы отказываемся ради брата от свободы и не спорим с ним – не означает, что мы должны полностью игнорировать богословие новообращенного человека. Кальвин, в свойственной ему манере, называет немощных невеждами и суеверными. Это не означает, что мы должны таким же образом отзываться о собратьях. Но это отчетливо показывает, что мы должны позаботиться о ликбезе других верующих, которые через время, по благодати Божьей, будут оказывать активное или пассивное влияние на остальных.

А был ли мальчик? Говоря о немощных, о которых говорит Апостол Павел, я хочу сопоставить этот образ с теми людьми, которых у нас принято приписывать к таковым. Я не стану рисовать табличку, чтобы противопоставить два образа, но желаю, чтобы каждый читатель, вникая в текст из Писания, попробовал сделать это самостоятельно и размышлял над контекстом своего обитания.
Собственно, хочу подытожить описание немощного христианина, о котором пишет Павел. Это люди, которые, как правило, новообращенные и до конца не ведущие во многих аспектах веры, включая вопрос о свободе совести. Немощь, изнеможение и страдание из-за свободы других, в первую очередь, связана с их греховным прошлым. В тех случаях вопрос мяса не был связан с вегетарианством, а именно с тем, что его приносили в жертву языческому идолу. Поэтому публичное вкушение мяса где-то в капище могло стать поводом для искушения брата, который сделал бы то же самое, но вопреки своей совести.
Теперь, обратившись к нашему контексту, хотелось бы перефразировать устойчивое выражение русского языка на «А был ли немощный?».

Сопоставляя два образа, мне не приходит на ум назвать большую часть «обиженных» людей – немощными. Если комментаторы говорят о новооборащенных, то бабушки или другие раздраженные из-за татуировки, косметики и юбки не выглядят немощными людьми.

Однажды на ютубе я видела рекомендацию от одного «христианского» влогера. Он был выходцем из консервативных пятидесятников. На видео этот человек советовал другим, кто ходит в церковь, увидев женщину с малейшим макияжем, подойти к пастору и спросить: «А эта пр*ст*тутка тоже член церкви?». Конечно, хоть это и реальный случай, но, скажете вы: «Это уже перебор.» Однако, ни у кого из нас нет строгого списка или определения, когда начинается «перебор» и когда переходят границу.

В некоторых случаях, верующих учат испытывать чувство вины за вещи, которые, по сути, не могут ввести в греховное искушение. Я ещё ни разу не видела случая, где из-за искушения, так называемый немощный набил бы татуировку, сделал пирсинг и купил модную помаду. Когда большое количество сплоченных единомышленников продолжают роптать, гневаться и даже клеветать на брата/сестру за то, что никак не связано с грехом – они уже не немощные. Жертвой здесь является человек, который обмолвился, что ходит в кинотеатр, выпил пиво или сделал татуировку.

Другим признаком в расхождении с библейским немощными в том, что такие люди рассчитывают не на принятие и любовь, а на то, чтобы с их убеждениями безоговорочно согласились. Они считают, что очень опытны и осведомлены в том, к чему приводит тот стиль музыки или то украшение, и могут «доказать» гипотезу вырванными из контекста цитатами, народными пословицами, небылицами о теориях заговора, историей и наукой. В этом кроется ещё одна деталь, которая показывает, что часто такие люди не новообращенные, а те, кто могут более 15-ти лет быть в вере, но отказываться пересматривать свои взгляды.

«К примеру, если бы кто-то в ранней Церкви попытался заявить, что запрет есть идоложертвенное мясо — это закон для всей Церкви, связав тем самым совесть всех христиан, то как, вы думаете, отреагировал бы на это Павел? Он выступил бы против такого человека и сказал, что мы не можем превращать немощь нашего брата в закон всей общины. А такие попытки были. И Они продолжаются до наших дней. Роберт Спраул. Комментарий на Римлянам 14»

Ещё одним фактором, на который стоит обратить внимание при посещении таких общин, есть тот, что такие церкви часто «замыкаются» на себе и не пополняются за счет благовестия. Туда входят люди из реабилитационных центров, с которыми связана церковь; из-за образования новых браков, когда супруг(а) переходят из одной общины в другую, и из-за ДВР, которые с возрастом исповедуют веру и крестятся. Их «благовестие» может заключаться в прагматичных мероприятиях, связанных с развлечением, чтобы как можно больше привлечь людей посетить церковь. Но в личном благовестии, очень часто неудобно и некомфортно служить неверующим. Более того, часто первая встреча может быть радушной – вам улыбаются, спрашивают, как у вас дела, не говорят о том, что значит нести свой крест и не ставят перед вами строгих рамок. Но стоит только заявить о вере и присоединиться к общине, «старшие» скажут, как вы должны выглядеть и другой список правил и предписаний. Обычно вам нужно распрощаться с любой, по мнению состоящих в общине, «мирской» идентичностью. То бишь, бывшие реабилитанты и тюремные заключенные, или бывшие отделенные (ЕХБ, ХВЕ времен СССР) могут задавать свою внутреннюю культуру, которая будет тождественна званию христианина. Проблема не в том, что мы не должны отказываться от каких-то идентичностей и привязанностей. Некоторым из нас стоит пересмотреть, как и свой гардероб, так и философские, субкультурные предпочтения, чтобы не быть привязанным к миру и помнить, что наша главная идентичность в Иисусе Христе. Проблема в другом – почему, зачем и для чего мы отказываемся от того, что мешает узурпирующим общину? Не окажется ли наше смирение обычной податливостью и раболепием перед теми, кто вне Писания создает человеческие предания, начиная от малого, а заканчивая ещё большими правилами? Не поддерживаем ли мы идею, что община не должна состоять из людей разных возрастов, культур, профессий, соц. положения? Каждый человек в своем контексте, своей стране и церкви должен рассудить и этот вопрос.

Итак, в этой статье я не стала отвечать прямо – можно ли праздновать Хэллоувин, пить пиво или делать татуировку. Я хочу, чтобы каждый из нас индивидуально разрешил эти вопросы, через Писание, молитву и смысл каждого из элемента «серых зон». А также, чтобы решения не были обоснованы индивидуализмом. Например, празднуя Хэллоувин вы должны помнить, что среди верующих были люди раннее увлеченными магией, оккультизмом, которых будут смущать ваши фотографии и истории, как вы раздаете конфеты в этот день. В повествовании о ваших предпочтениях в напитках не забывайте о бывших зависимых людях. В то же время, имейте мудрость, смелость и любовь открыто обсуждать с пастором, старейшинами и на членских собраниях опасения, чтобы немощность и суеверие не стали правилом и Законом для всех святых.

Ответ на вопрос о Хэллоувине (на английском) можно посмотреть тут:
1. Джон Макартур: https://www.gty.org/library/articles/A123/christians-and-halloween
2. Джон Пайпер: https://www.youtube.com/watch?v=cuNmrD0yljg

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *