Карательная анозогнозия

30 мая 2021 года в одном из районов Киева произошли два странных события. Один пожилой мужчина кинулся на девушку, стал угрожать, а потом схватил за волосы и пытался куда-то увести. К счастью, вмешался водитель автобуса. Но в 20 метрах от этого события был замечен другой мужчина, который пытался свести счеты с жизнью кинувшись под колеса машины марки Mercedes. Этих двух мужчин увезла скорая психиатрическая бригада. Однако, уже на следующий день, тот самый мужчина с суицидальными намерениями снова кинулся под колеса машины марки Renault. Источник:
https://www.facebook.com/KyivOperativ/posts/1269296510133099

В то же самое время, о карательной психиатрии рассуждают давно. Особо резво поднимается эта тема, когда законодательно ослабляют рычаги влияния на оказание принудительного лечения и амбулаторного контроля пациентов. Несмотря на то, что многие люди с психическим расстройством боятся вмешательства врачей в их жизнь из-за так называемого химического дисбаланса – эти переживания бывают обоснованными. Мы слышали десятки историй о том, как физически издеваются над людьми в психиатрических больницах; как врачи лишают пациентов их имущества в сговоре с родственниками, которые помещают родных в психиатрические больницы и интернаты перманентно.

Моё отношение к этому такое же, как к любому другому преступлению. Часть этих сотрудников должна быть уволена без возможности вернуться к профессии «человек-человек» (типология Е.А. Климова), а остальные – получить тюремный срок. И не только потому, что это грубое нарушение прав человека, но присвоение клейма садизма на огромную отрасль, которая должна опекаться психическим здоровьем населения.

Однако, спекуляция на теме карательных мер часто уводит взгляд от другой, не менее жестокой стороны медали. Это – карательная анозогнозия, т.е. отсутствие сознания болезни и критической оценки своего состояния. Такое явление покалечило и продолжает физически, морально и психологически разрушать не меньше судеб, чем любая психиатрическая больница.

В этот термин я вкладываю не просто медицинское значение, а широкое социальное, психологическое и философское понимание, которое также касается родственников, общества и органов власти, которые (не)принимают те или иные меры и законы. Это также о действиях и бездействии тех, кто позволяет подающимся купированию симптомам стать социальной катастрофой и поводом для стигмы.

Примеры преступлений, которые совершаются на фоне неконтролируемых проявлений расстройства, продолжают накапливаться. То, что произошло 30 мая – это не единичный случай. На одном только любимом микрорайоне Русановка подобных историй случалось достаточно. Я серьезно задумалась о средствах самообороны в тот период, когда по району ходил мужчина, который избил десяток случайных прохожих женщин, среди которых есть те, кто теперь испытывает последствия нападения всю жизнь. Волонтерам, среди которых был адвокат, понадобилось около года, чтобы добиться принудительного лечения молодого человека, поскольку этому препятствовала родная мать нападающего.
Источник: https://www.youtube.com/watch?v=NhQiM5VRhO0

Анозогнозия, будучи союзником жестокого диагноза, забирает у нас лучших граждан: математиков, программистов, учителей, переводчиков, некогда добросовестных работников, родителей и супругов. Человек, который нападал на женщин на Русановке, хорошо учился в школе, имеет высшее образование, работал учителем, занимался боксом и хорошо играл в шахматы. Но теперь ему, как и многим таким гражданам, грозит пожизненная изоляция. «Гуманизм» делает преступником и изгоем тех, кто никогда мог бы не совершать неконтролируемых злодеяний, если бы вовремя получил лечение, находился под строгим контролем амбулаторного психиатра, социальных служб и получал помощь в центрах медико-социальной реабилитации.

Система оказания помощи людям с отсутствием самокритики дала серьезный сбой и нуждается в подлинной реформе.